Чешское правительнство отказывается возмещать ущерб бизнесу

Хочет ли наше правительство избежать возмещения ущерба, нанесенного в результате мер, принятых во время чрезвычайной ситуации?

Ситуацию с пандемией правительство Чешской Республики сначала пыталось решить с помощью чрезвычайных мер в соответствии с Законом о кризисе. Спустя почти две недели оно начало ограничивать основные права и свободы человека посредством чрезвычайных мер, принятых Министерством здравоохранения Чешской Республики в соответствии с Законом об охране здоровья населения. Многие рассматривают этот маневр правительства как целенаправленный шаг, чтобы помешать заинтересованным лицам добиваться компенсации ущерба в соответствии с Законом о кризисе. Может ли правительство с помощью этого маневра действительно освободиться от ответственности за ущерб? По нашему мнению, это не так.
В результате распространения пандемии правительство Чешской Республики (именуемое в дальнейшем «Правительство») постановлением от 12 марта 2020 года, опубликованным в Сборнике законов под № 69/2020, объявило чрезвычайное положение согласно положениям § 5 и 6 Конституционного закона № 110/1998 Sb. О безопасности Чешской Республики в действующей редакции (далее просто «Закон о безопасности»), вступившее в силу с 14.00 12 марта 2020 года на срок 30 дней. Мы не обсуждаем здесь, имеет ли постановление правительства об объявлении чрезвычайного положения все атрибуты, требуемые Законом о безопасности.
Объявив чрезвычайное положение, правительство уполномочило само себя принимать отдельные распоряжения – антикризисные меры согласно § 5 (а – е) и § 6 Закона № 240/2000 Sb. об антикризисном регулировании в действующей редакции (далее – «Закон о кризисах»).
В случае распространения эпидемии Министерство здравоохранения Чешской Республики (именуемое в дальнейшем «MZČR») также может принимать чрезвычайные меры для защиты населения в соответствии с положениями § 80 (g) Закона № 258/2000 Sb. об охране здоровья населения в действующей редакции (далее просто «Закон об охране здоровья») в сочетании с положениями § 69 Закона об охране здоровья населения.

Антикризисные меры

В связи с объявлением чрезвычайной ситуации было принято несколько чрезвычайных мер, которые впоследствии были заменены чрезвычайными мерами Министерства здравоохранения. В результате этих мер люди были ограничены в сферах розничной торговли и услуг, в частности в сфере общественного питания и использования общественных спортивных и культурных объектов, а также в продаже услуг по краткосрочному проживанию. Кроме того, было существенно ограничено свободное передвижение людей.

Компенсация ущерба, нанесенного в результате применения антикризисных мер в соответствии с Законом о кризисах

Если в результате антикризисных мер, предусмотренных Законом о кризисе, нанесен ущерб имуществу юридических или физических лиц (предпринимателей и не предпринимателей), государство обязано такой ущерб возместить. В этом случае ущерб всегда должен быть напрямую связан с действующими антикризисными мерами. Освобождение от возмещения ущерба возможно только в том случае, если пострадавшая сторона сама причинила себе ущерб.

Чрезвычайные меры, принятые Министерством здравоохранения

Правительство продлило некоторые запреты, предписанные чрезвычайными мерами в соответствии с Законом о кризисах, посредством чрезвычайных мер Министерства здравоохранения, принятых в соответствии с Законом об охране здоровья населения. Вопрос в том, чего правительство хочет этим добиться. На первый взгляд может показаться, что правительство пытается обойти необходимость возмещения ущерба пострадавшим субъектам в соответствии с Законом о кризисах, поскольку продление запретов на основании чрезвычайных мер MZČR было введено со ссылкой на Закон об охране здоровья населения, а не со ссылкой на Закон о кризисе.

В отличие от Закона о кризисе, Закон об охране здоровья населения не содержит регламентацию требований о возмещении ущерба пострадавшим в результате чрезвычайных мер. Компенсация ущерба в соответствии с Законом № 89/2012 Sb., Гражданский кодекс в действующей редакции, не может рассматриваться даже на теоретическом уровне, если этот ущерб причинен нормативным актом государственного органа власти. Компенсация за ущерб в соответствии с Законом № 82/1998 Sb. Об ответственности за ущерб, причиненный при осуществлении государственных полномочий неправильным решением или действием в действующей редакции также не применим, если не выполнены условия для возмещения ущерба в соответствии с этим законом, поскольку не было принято постановление признать чрезвычайные меры незаконными.

Возможна ли компенсация ущерба, нанесенного в результате чрезвычайных мер, принятых Министерством здравоохранения?

После чтения предыдущего текста может показаться, что правительство вышеописанным способом намерено исключить свою ответственность за причиненный ущерб, ясно определенную Законом о кризисах. Однако по нашему мнению чрезвычайные меры MZČR со ссылкой на Закон об охране здоровья населения не ограничивают возможность возмещения ущерба в соответствии с Законом о кризисе. Согласно § 2 (c) в соответствии с положениями § 9 (1) Закона о кризисе все организационные или технические меры, предназначенные для урегулирования кризисной ситуации или устранения ее последствий, считаются антикризисными мерами.
Согласно § 2 (b) Закона о кризисе чрезвычайная ситуация определяется в соответствии с Законом о комплексной спасательной системе – нарушение критической инфраструктуры либо иная опасность, при которой объявляется чрезвычайная ситуация. В связи с тем, что меры MZČR были приняты в причинно-следственной связи с распространением COVID-19, по поводу которого чрезвычайное положение было объявлено в соответствии с Законом о кризисе, MZČR также действует согласно § 9 (b) Закона о кризисе, несмотря на то, что MZČR при принятии этих мер ссылается на Закон об охране здоровья населения.

Следовательно, возмещение ущерба в соответствии с Законом о кризисах должно быть выплачено всем пострадавшим организациям в связи с ограничениями, вытекающими из новых мер Министерства здравоохранения, введенных в соответствии с Законом об охране здоровья населения. Эти выводы тем более применимы, когда правительство своим Постановлением № 279, обнародованным в Сборнике законов под № 126/2020, признало чрезвычайные меры Министерства здравоохранения Чехии, что, по нашему мнению, узаконило их в смысле § 6 (б) Закона о кризисе.

Заключение

Невозможно с уверенностью определить причину, по которой правительство делегировало принятие «неприятных» антикризисных мер, существенно ограничивающих деятельность населения Чешской Республики, MZČR в форме чрезвычайных мер, принятых MZČR в соответствии с Законом об охране здоровья. Однако по нашему мнению, право потерпевших на получение компенсации согласно § 36 Закона о кризисе ни в коей мере не затрагивается этим странным маневром.

магистр Ян Томайер,
адвокат

Источник: epravo.cz

Коронавирус разрушает туризм, два разных сценария говорят о сотнях миллиардов убытков

Коронавирус разрушает туризм, два разных сценария говорят о сотнях миллиардов убытков

Понимание масштабов воздействия коронавируса на чешский туризм до сих пор не имеет четких контуров. Основываясь на исследовании, Ассоциация гостиниц и ресторанов (Asociace hotelů a restaurací ČR) определила два возможных сценария. В обоих вариантах отельеры и рестораторы не дождутся восстановления потока туристов даже на Рождество, а убытки составят сотни миллиардов крон.
Первое исследование, проведенное компанией Economic Impact, предполагает, что ограничения должны быть отменены к концу апреля. Второе предполагает, что запрет на продажу услуг проживания и закрытие ресторанов продлится до конца июня этого года.
Если нынешние ограничения правительства продлятся до конца апреля, то потребление туристов (сумма денег, которую туристы потратят в Чехии) в этом году упадет примерно на 47 %, то есть на 142 миллиарда крон. В более широком плане, с учетом смежных секторов экономики, потери в доходах составят примерно 286 миллиардов крон.
Второй вариант, который предусматривает ограничения до конца июня, говорит о 67 % сокращения потребления туристов, что составляет 202 миллиарда крон. С учетом смежных секторов продажи упадут примерно на 408 млрд. крон.
Перспектива летнего сезона без туристов беспокоит, например, группу BOHOco, которая управляет семью отелями в Праге и должна была открыть восьмой через несколько недель. «Нам пришлось уволить 50 % работников. Мы не ожидаем, что ситуация изменится в течение одного или двух месяцев. Реально туризм в Праге не вернется к нормальному состоянию до следующего года. Даже если границы будут открыты в августе, мы перейдем в «межсезонье» без финансовых резервов с лета», – говорит генеральный директор BOHOco Бабета Шнайдерова.

Чешские клиенты не компенсируют потери от отсутствия иностранных туристов в Праге

Согласно исследованию, проведенному Ассоциацией отелей и ресторанов (AHR CR), в случае «более мягкого» сценария риску подвергаются до 173 000 постоянных сотрудников отрасли, в случае худшего сценария 246 000 сотрудников.
Ассоциация также отмечает, что потребуется много времени, чтобы вернуться в старое русло после того, как ограничения будут сняты. Согласно их исследованию, отельерам и рестораторам следует ожидать, что иностранные клиенты будут частично заменены местными клиентами, которые гораздо более чувствительны к ценам.

Потерю иностранных клиентов особенно сильно ощутят пражские отельеры.

«Пражские отели на 95% зависят от иностранных клиентов», – говорит Петр Котлик, основатель портала Amazing Places, предлагающего размещение в Чешской Республике. «Маленькие пансионаты за пределами столицы знают, что март и апрель будут закрыты, а к концу мая и июню они уже имеют множество бронирований, и похоже, что они будут успешно заняты», – добавляет он.

Государственная помощь и солидарность предпринимателей
В случае худшего варианта исследование предполагает, что от 5 до 15 % предприятий в секторе туризма закроются. Продажи иностранным туристам в летний сезон упадут на 70-90 %. В обоих сценариях индустрия туризма все еще будет испытывать воздействие коронавируса и в Рождество.
Поэтому Ассоциация просит государство оказать финансовую поддержку. «Мы считаем, что необходимо очень быстро принять меры для поддержки предпринимателей и их сотрудников, независимо от того, являются ли они индивидуальными предпринимателями или компаниями. В этой ситуации необходимо поддержать бизнес, чтобы он мог восстановиться как можно быстрее», – говорит Вацлав Старек, президент AHR CR.
По мнению Ассоциации, государство должно предоставить налоговые льготы, компенсации заработной платы, налоговые каникулы для сферы туризма, компенсации по налогам и сборам для работникам. «Это шаги, которые могут помочь спасти сферу туризма», – говорит Старек.
С ним согласен и Мирослав Липшанский, владелец клуба «Karlovy Lázně» в Праге, который активно посещается туристами. «Мы не сможем долго выжить без помощи государства, наша выручка равна нулю, но затраты на коммунальные услуги и персонал остаются», – говорит Липшанский.
По словам Старка, AHR CR хочет обратиться к муниципалитетам и частным владельцам недвижимости с просьбой отложить выплату арендной платы. Некоторые арендодатели уже сделали это. «Арендодатели прощают нам арендную плату в течение следующих трех месяцев», – говорит, например, Шнайдер из BOHOco.

Источник: idnes.cz

Перспективы ресторанного бизнеса в Чехии

Сейчас каждому ясно, что европейский и чешский ресторанный бизнес ждут тяжелые времена. Разумеется, точные прогнозы пока делать бессмысленно, однако определенные выводы напрашиваются, и материала для них уже вполне достаточно.
После публикации открытого письма к правительству с требованием помощи, подписанного «акулами» ресторанного бизнеса, создателями крупнейших и богатейших ресторанных сетей с несколькими тысячами сотрудников (в числе которых и ряд наших клиентов), стало ясно, кто в первую очередь получит эту самую помощь. Разумеется, крупнейшие игроки на рынке, сети и франшизы, имеют гораздо больше рычагов влияния на власти, чем владельцы мелких семейных ресторанчиков и кафе.
Столь же много рычагов влияния имеет и самая мощная национальная община – вьетнамская. За судьбу вьетнамских ресторанов можно не опасаться. Эта община функционирует подобно крупной корпорации, располагает мощными финансовыми средствами и не бросит своих на произвол судьбы.
Относительно слабее прочих пострадают заведения фастфуда и стритфуда, а также прочие гастропредприятия, изначально заточенные на доставку питания конечным потребителям. Не станет данная ситуация полной катастрофой и для предприятий без кухни: винотек, пивотек, баров, мелких кафе.
Удар наибольшей силы постигнет рестораны, кафе и пивные, ориентированные на длительные трапезы, файн дайнинг и кормление туристических групп. Именно в этом секторе выручки сейчас упали до нуля, а многие просто закрылись на неопределенный срок. Кто из них откроется, когда карантин будет снят властями? Можно только гадать.
Разумеется, выживут рестораны самых богатых владельцев. Способных ныне спонсировать этот бизнес из резервных фондов. Конечно, кто-то добьется компенсации убытков от правительства. Но как быстро? Большой вопрос.
Наверняка кто-то сумеет затянуть пояс и дождаться момента, когда к нему радостно вернутся соскучившиеся штамгасты (завсегдатаи). Все мы знаем подобные пивницы, существующие уже многие десятилетия и всегда битком забитые веселой публикой. Гораздо меньше шансов на выживание у следующих категорий:
– рестораны, рассчитанные на туристов и не принадлежащие крупным богатым ресторанным группам,
– заведения, открытые на «последние деньги» молодыми энтузиастами,
– рестораны, открытые мигрантами из бывшего СССР и ориентированные на туристический поток.
Если те, кто сконцентрирован на пиве (как вариант – вине), могут рассчитывать на взрывной рост спроса этим летом, когда границы скорее всего еще будут закрыты, и население будет отдыхать внутри страны, то заведениям, сосредоточенным на кухне, стоит готовиться к очень медленному восстановлению спроса. Карантин приучил население к опасливости и бережливости, и многие продолжат какое-то время питаться дома.
Коронавирусный кризис своими масштабами уже значительно превзошел кризис 2008 года. Поэтому легко предсказать, что нас ждет множество освободившихся ресторанных помещений. Цены на переуступку права аренды повсеместно резко пойдут вниз, то же будет и с арендными ставками. Новых арендаторов найти будет очень трудно, особенно на помещения предельно низкого уровня качества. Рухнут и перегретые арендные ставки в центре Праги, включая «рыночные» ставки пражского магистрата.
Возможно, кризис приведет к определенному смягчению бюрократических требований к гастробизнесу. Может появиться больше мест для размещения киосков стритфуда или фудтраков. Но неизвестно, как быстро это произойдет и произойдет ли вообще.

Какие выводы можно сделать из вышеизложенного?
Если у вас уже есть ресторан:

1. Основательно взвесьте, что лучше – оставить его и держать на плаву за счет резервного фонда или продать/переуступить хоть за какую-то сумму.
2. Ни в коем случае не берите кредиты на поддержание бизнеса! Нет никакой гарантии, что сможете их вернуть.
3. Внимательно следите за информацией о господдержке ресторанного бизнеса. Своевременно и правильно подавайте заявление на возмещение ущерба, как только это станет возможно. Не надейтесь на Google. Обращайтесь за помощью к квалифицированным юристам.

Если Вы планируете открыть ресторан:

1. У нас для вас хорошая новость – теперь вы сможете это сделать, сэкономив значительную сумму денег при входе на рынок. Упадут цены на переуступку права аренды, снизятся арендные ставки и сократятся некоторые другие расходы.
2. Вы сможете позволить себе выбрать помещение, расположенное в лучшем месте, чем предполагали раньше.
3. Тщательно продумайте свой концепт. Сейчас не время для дорогих концептов «не имеющих аналогов на рынке», людям нужны недорогие и оригинальные предложения, в эпоху кризиса всем придется затянуть пояса потуже.
4. Ситуация требует большой осторожности в принятии решений. Не полагайтесь на свой опыт. Он неприменим в ситуации глобального мирового кризиса. Тем более, не пытайтесь копировать успешные на иностранных рынках ресторанные проекты. Не зная местных реалий и не понимая чешский менталитет, примитивное копирование быстро сожжет ваши инвестиции.
5. Проконсультируйтесь у лучших специалистов в сфере ресторанного консалтинга.

Компания Rest4Rent, всегда рада поделиться с вами многолетним опытом и знаниями о Праге, Чехии и особенностях местного ресторанного бизнеса.

И последнее: имейте в виду – то, что является катастрофой для ресторанного бизнеса в Европе, будет иметь во много раз более трагичные последствия для ресторанного бизнеса в большинстве стран бывшего СССР! Чешский ресторанный бизнес восстановится, в течение пары лет максимум, а в странах бывшего СССР, умрет навсегда.

Андрей Починков, управляющий партнер компании Rest4Rent.

Справка: компания Rest4Rent занимается консалтингом в сфере HoReCa. Мы запускаем новые отели, рестораны и другие проекты в сфере HoReCa, помогаем наладить их успешную работу. Важным направлением бизнеса нашей компании является поиск коммерческой недвижимости в Праге и Чехии как для приобретения в собственность так и в аренду. В данном сегменте наша компания является одним из лидеров рынка, успешно продавая отели, рестораны и другие объекты HoReCa.

Мнение инсайдера: падение рынка недвижимости в Праге началось. Близок ли конец?

Пандемия коронавируса в Европе не обошла стороной и Чехию, которая стала одной из первых стран, закрывших свои границы от иностранцев. Беспрецедентная мера была предпринята Чехией одной из первых на континенте, поэтому смогла замедлить рост числа заболевших коронавирусом, но при этом полностью остановила туристический поток. С одной стороны, этот сектор экономики составляет всего лишь 3% ВВП Чешской республики, но с другой стороны Чехию ежегодно посещает более 8 000 000 человек, которым требуется где-то жить, питаться и развлекаться. После закрытия внешних границ и объявления тотального карантина в один день были закрыты все рестораны, кафе, бары и, конечно же, отели. «Благодаря» закрытию границ туристы пропали не только из отелей, но и из квартир, сдаваемых посуточно через сервисы типа AirBnB etc. Согласно официальной статистике, только через этот сервис в Праге сдавалось 13 000 квартир. Где теперь предлагаются эти квартиры – вопрос риторический. Владельцы спешно пытаются сдать их на длительный срок, что обваливает цены на рынке долгосрочной аренды. Уже с 16 марта на главный портал чешской недвижимости Sreality.cz в раздел долгосрочной аренды ежедневно добавляются сотни новых квартир, в самом популярном сегменте до 20 000 крон в месяц уже 5 700 предложений, и рост их количества не остановить. Но гораздо интереснее то, что теперь вы можете за одни и те же деньги снять квартиру в центре Праги (Старый и Новый город, Винограды, Жижков) или за его пределами. Открыв объявления о сдаче «центровых» квартир, вы увидите типичные фотографии квартир для туристов со всеми банальными «дизайнерскими решениями» и мебелью из IKEA, выброшенных на рынок предпринимателями в сфере AirBnB.
Объясняется это очень просто – предприниматели, сдававшие квартиры для туристов, разделяются на 3 категории:
1) владельцы квартир, приобретенных за собственные средства;
2) владельцы квартир, приобретенных в ипотеку;
3) арендаторы квартир.
Логично, что лишь первая категория может позволить себе разнообразные варианты поведения, у второй или третьей мало шансов. И вот почему. Несмотря на то, что процентная ставка по ипотеке минимальна, очень многие граждане Чехии брали ипотеку с минимальным первоначальным взносом, предполагая, что ежемесячно такая квартира будет «отбивать» платеж по ипотеке, что в принципе и происходило. Ведь в центре Праги такая квартира приносила не менее 50 000 крон ежемесячно, что, учитывая среднестатистический платеж по такой ипотеке 25 000 крон в месяц, оставляло неплохую возможность зарабатывать и понимать, что в длительной перспективе и квартира в собственности будет, и ипотеку можно погашать за счет туристов.
Рассмотрим третью категорию таких предпринимателей – арендаторы. Предложение аренды квартир с целью краткосрочной субаренды всегда было очень ограничено (мало кто из владельцев соглашался на повышенный износ собственности), и его стоимость минимум на 30% превышала стоимость долговременной аренды. Соответственно, эта категория предпринимателей вынужденно выставила квартиры в среднесрочную аренду (3 – 6 месяцев). Почему же арендаторы не могут моментально отказаться от договора, спросите вы? Ответ очень простой: Чехия – это правовое государство, а это означает неумолимое соблюдение принципа «Pacta sunt servanda», то есть «договоры должны выполняться». Как правило, договоры аренды квартир на длительный срок содержат обязательство арендатора уведомить арендодателя о расторжении договора не менее чем за 3 месяца (а я видел и договоры аренды квартир для AirBnB со сроком уведомления 6 месяцев). Таким образом, арендаторы оказались в ситуации, когда они обязаны оплачивать аренду из личных сбережений, что вынудило их выйти на рынок средне- и долгосрочной аренды, пусть и без заработка, ради выполнения обязательств перед арендодателем.
Не добавил оптимизма и глава государственного антикризисного штаба Роман Примула, заявивший, что границы необходимо закрыть на два года, что продолжило процесс нагнетания паники среди предпринимателей в сфере гостеприимства. Так что количество квартир для долгосрочной аренды будет только увеличиваться, а это непосредственно повлияет и на рынок приобретения квартир в собственность (расширяя предложение и снижая цены).
Как видите, пражский рынок недвижимости ждут интересные и тяжелые времена. О развитии событий мы расскажем в дальнейших материалах.
Артем Стариков, управляющий партнер компании Rest4Rent.

Справка: компания Rest4Rent занимается консалтингом в сфере HoReCa. Мы запускаем новые отели, рестораны и другие проекты в сфере HoReCa, помогаем наладить их успешную работу. Важным направлением бизнеса нашей компании является поиск коммерческой недвижимости в Праге и Чехии как для приобретения в собственность так и в аренду. В данном сегменте наша компания является одним из лидеров рынка, успешно продавая отели, рестораны и другие объекты HoReCa.

Чешские рестораторы просят помощи у государства, беспокоятся о сотрудниках

Группа операторов ресторанов и кафе, в которых работает порядка 4000 сотрудников, направила открытое письмо в правительство Чехии. Они беспокоятся о зарплатах работников и поэтому просят правительство предоставить государственные гарантии финансовой помощи. «Согласно анализу юридических фирм, в этой ситуации применяется Закон о кризисе, в котором четко говорится, что государство обязано компенсировать ущерб, нанесенный юридическим и физическим лицам в причинно-следственной связи с антикризисными мерами», – утверждают подписавшиеся в письме. Рестораторы не считают предоставление гарантий по беспроцентным кредитам, отсрочку уплаты налогов или частичную компенсацию заработной платы достаточной государственной поддержкой.
«Без своевременной, четко сформулированной гарантии прямой финансовой помощи со стороны государства большинство рестораторов не смогут продолжить свой бизнес. Если правительство не окажет быструю адекватную помощь, руководство ресторанов согласно действующему законодательству будет вынуждено начать процедуру банкротства. Пострадаем от этого не только мы, владельцы ресторанов, но и сотрудники, поставщики и отрасль в целом”, – говорится в письме.
Среди подписавших обращение к правительству – шеф-повара Зденек Полрейх, Радек Кашпарек, Ян Пунчохарж, Эмануэль Риди, основатели сетей Ambiente, Together и La Collezione, операторы франшизы Potrefená Husa и владельцы многих других известных гастрономических предприятий.
В приложении текст обращения в оригинале


Компенсация со стороны чешского государства убытков от пандемии

Закон подразумевает, что государство обязано компенсировать каждому человеку любой ущерб, причиненный ему в связи с кризисными мерами. Но ситуация не так проста и однозначна.
В связи с закрытием магазинов и ограничением в работе ресторанов начались общественные дебаты о потенциальной возможности требовать компенсацию от государства на основании § 36 Закона № 240/2000 Sb., Закон о кризисе (далее «Закон о кризисе»). В соответствии с вышеупомянутым положением Закона о кризисе государство обязано компенсировать каждому человеку (физическому или юридическому лицу) ущерб, причиненный ему в связи с антикризисными мерами. Хотя в СМИ появились заголовки «Государство должно возместить убытки закрытым магазинам, ресторанам, театрам и т.д.», ситуация не настолько проста, как может показаться. Положение § 36 Закона о кризисе трактуется очень широко, но на практике может быть сложно выполнить все юридические требования. Закон о кризисе в действующей редакции в плане возмещения ущерба до сих пор применялся в совершенно иных случаях, в основном в связи с наводнениями. Нынешняя ситуация является беспрецедентной, и очень многое будет зависеть от того, как суды будут толковать положения § 36 Закона о кризисе в отношении борьбы с коронавирусом.
Закон предусматривает следующие условия возмещения ущерба:
1) Наличие антикризисных мер
Прежде всего, должны быть приняты определенные антикризисные меры. Согласно § 2 (c) Закона о кризисе антикризисными считаются организационные или технические меры, предназначенные для урегулирования кризисной ситуации и устранения ее последствий, включая меры, затрагивающие права и обязанности людей. Согласно § 2 (b) кризисной считается чрезвычайная ситуация в соответствии с Законом об интегрированной спасательной системе, нарушение критической инфраструктуры или другая опасность, при которой объявлена общая тревога, чрезвычайное положение или угроза государству.
Таким образом, меры, предписанные действующими постановлениями правительства Чешской Республики, несомненно, являются антикризисными мерами, включая, в том числе, запрет на розничную продажу и оказание услуг или запрет на присутствие общественности в заведениях общественного питания.
2) Возникновение ущерба
Для успешного возмещения ущерба необходимо доказать наличие и размер ущерба. Ущерб может быть как прямым, так и в виде так называемой упущенной выгоды. Существующие прецедентные решения Верховного суда ЧР делают выводы только в отношении требования возмещения ущерба за фактическую, а не упущенную выгоду. Однако в контексте текущих антикризисных мер можно с высокой степенью вероятности предположить, что множество заявлений также будет включать требования о компенсации упущенной выгоды из-за закрытия или ограничения деловой активности. При этом во многих случаях упущенную выгоду трудно рассчитать.
3) Причинно-следственная связь между нанесенным ущербом и антикризисной мерой
Следующее законодательное требование – ущерб должен быть в причинно-следственной связи с антикризисной мерой. Поэтому для успешного возмещения ущерба необходимо доказать, что ущерб не был бы причинен, если бы антикризисные меры не были приняты, а это во многих случаях будет не так легко.
4) Ущерб не был причинен потерпевшим самому себе.
Государство может быть освобождено от ответственности, если оно докажет, что потерпевшая сторона сама причинила себе ущерб или его часть. Бремя доказывания в этом случае лежит на государстве. Если государство докажет, что потерпевшая сторона сама причинила себе ущерб, хотя бы частично, компенсация не будет присуждена потерпевшей стороне в том размере, в котором она причинила ущерб сама себе. Здесь будет играть важную роль, какие меры предпринимала потерпевшая сторона для предотвращения ущерба, или предприняла ли потерпевшая сторона шаги, которые очевидно должны были нанести излишний ущерб или увеличить масштабы ущерба, например, если предприниматель заказал в большом количестве скоропортящиеся товары, уже зная о текущей ситуации и антикризисных мерах.
5) Своевременное обращение за компенсацией ущерба к компетентному органу антикризисного управления.
Пострадавший обязан требовать возмещения ущерба в течение 6 месяцев со дня, когда он узнал об ущербе, но не позднее чем через 5 лет с даты возникновения ущерба. Это срок давности, и после этого право на возмещение ущерба истекает. В течение этого периода должно быть подано заявление о компенсации ущерба в компетентный орган антикризисного управления. Согласно мнению большинства юристов, таковым компетентным органом антикризисного управления является Министерство внутренних дел Чешской Республики. Однако это еще требует уточнения государственными органами. Если компетентный орган антикризисного управления не признал компенсацию, потерпевшая сторона будет иметь право потребовать ее через суд. Следует отметить, что в соответствии с прецедентной практикой процедуры компенсации в соответствии с Законом о кризисе не освобождаются от судебных сборов, и судебные сборы в этих случаях определяются в соответствии с суммой компенсации, на которую претендует пострадавший. В заключение мы хотели бы еще раз подчеркнуть, что для точного понимания условий получения компенсации в связи с антикризисными мерами по предотвращению распространения коронавируса необходимо будет дождаться судебного определения. Также интересно, как суды будут подходить к существующим прецедентам в трактовке § 36 Закона о кризисе.
Например, в деле № 28 Cdo 2519/2011, в котором Верховный суд пришел к выводу, что:
«Хотя стихийные бедствия находятся за пределами сферы влияния государства, государства должны принимать соответствующие меры для смягчения их последствий, особенно превентивные меры для смягчения или минимизации последствий стихийных бедствий. Тем не менее, конкретные требования к государству варьируются в зависимости от конкретных прав (и реальных обстоятельств). Позитивные обязательства применяются в тех случаях, когда государство знало или могло знать о стихийном бедствии. Для защиты собственности государство должно принимать разумные и соразмерные меры. При выборе конкретных практических мер государство обладает широкими полномочиями, но невозможно, чтобы оно не предпринимало совсем ничего (…). Высшему Апелляционному суду представляется неприемлемым считать государство или конкретно министерство внутренних дел прямо ответственным за то, что органы антикризисного управления действуют в рамках закона во время наводнения (согласно организационным условиям, установленным извне). В данном прецеденте Высший Апелляционный суд отклонил точку зрения, что государство должно нести полную ответственность за ущерб, вытекающую из § 36 Закона о кризисе, даже если антикризисные меры осуществлялись в соответствии с законом и в ситуации, когда государство объективно не могло действовать иначе.
В любом случае, при принятии решения о компенсации ущерба в соответствии с Законом о кризисе всегда будет необходимо учитывать конкретные особенности каждого случая. Учитывая вышеупомянутые проблемные аспекты обеспечения исполнения этого требования, мы бы настоятельно рекомендовали использовать для этих целей квалифицированного эксперта.

Автор статьи – Ладислав Дрга из Адвокатского бюро Ладислав Дрга

Коронавирус и компенсация убытков предпринимателям. Юридическая консультация

В результате антикризисной меры мне пришлось закрыть предприятие. Имею ли я право на возмещение убытков от государства?
Если юридическому или физическому лицу причинен ущерб по причине введения антикризисных мер, государство обязано возместить такой ущерб.
Условия возникновения ответственности государства за ущерб:
• реализация антикризисных мер,
• возникновение ущерба,
• причинно-следственная связь между возникновением ущерба и антикризисными мерами (например, запрет на розничную торговлю и оказание услуг в рамках мер правительства по преодолению кризиса).
Государство может быть освобождено от ответственности за ущерб, если оно докажет, что потерпевшая сторона сама причинила себе ущерб. Однако бремя доказывания в таком случае лежит на государстве.

Могу ли я требовать упущенную выгоду в рамках моего требования о возмещении убытков?
На наш взгляд, в дополнение к фактическому ущербу, может быть затребована и компенсация упущенной выгоды, поскольку оба термина подпадают под общее понимание «ущерба».

С какого органа власти и в течение какого периода времени я должен требовать возмещения убытков?
Требование о возмещении ущерба должно быть подано в компетентный орган антикризисного управления, который ввел соответствующую антикризисную меру, причинившую ущерб. В большинстве случаев это будет правительство Чешской Республики, которое ввело соответствующие меры; однако данный вопрос всегда нужно будет рассматривать конкретно.
Требования о возмещении ущерба могут быть поданы в течение 6 месяцев с момента, когда жертве стало известно об ущербе (так называемый субъективный срок), но не позднее чем через 5 лет после наступления ущерба (так называемый объективный срок).
Если требование о возмещении убытков не будет подано в течение вышеуказанного срока, оно истекает – однако по уважительным причинам, требующим особого рассмотрения, такая возможность может быть предоставлена и позднее.

Как нужно действовать при заявлении требования о возмещении ущерба?
Претензии о возмещении ущерба должны быть оформлены в письменной форме в виде заявления.
Необходимо тщательно проанализировать, на чье конкретно имя должно быть подано заявление.
Заявление обязательно должно содержать следующие данные:
• полные и точные идентификационные данные потерпевшей стороны (заявителя),
• основания для требования о возмещении ущерба,
• количественная оценка суммы ущерба,
• перечень доказательств, подтверждающих наличие ущерба, причинно-следственную связь между ущербом и антикризисной мерой и размер ущерба,
• доказательства соблюдения субъективного шестимесячного срока и объективного пятилетнего срока для требования о возмещении убытков,
• дата и подпись заявителя.

Как мне доказать наличие и размер ущерба?
В качестве доказательства могут служить, например:
• бухгалтерские или другие учетные записи,
• электронная почта или другая корреспонденция,
• фотографии,
• протоколы приема-передачи от поставщиков,
• контракты с поставщиками,
• экспертное мнение.
Чем больше у вас доказательств, тем выше ваши шансы на успех.

магистр Лукаш Заградка,
партнер адвокатской компании GT Legal

Выручки чешских ресторанов упали на 90 процентов

После закрытия ресторанов на основании решения правительства в понедельник их продажи упали примерно на 90 процентов по сравнению с обычным рабочим днем. На основании данных от ресторанных операторов об этом заявила в среду Ассоциация по организации питания работников (Prozams). Аналогичная цифра была получена из анализа компании Edenred, которая управляет ваучерами Ticket Restaurant на питание в ресторанах.
Рестораны были закрыты по решению правительства с утра субботы и теперь могут предлагать еду и напитки только через окно или службу доставки. В начале недели мало кто воспользовался этой возможностью, и продажи составили лишь одну десятую от обычного объема.
«Согласно оперативному анализу операций с нашими ваучерами, мы зафиксировали на 89% меньше транзакций в ресторанах, чем в обычный понедельник в середине данного месяца», – сказал глава отдела инноваций и маркетинга фирмы Edenred Якуб Рыба.
По данным Prozams, ресторанам угрожают чрезвычайно высокие экономические потери – десятки миллиардов крон, что может нанести громадный ущерб всему сектору.
«Согласно недавнему исследованию, проведенному Институтом оценки имущества Экономического университета, ежегодные продажи ресторанов составляют 153 миллиарда крон, то есть 12,75 миллиарда крон каждый месяц. Если закрытие ресторанов продлится до 24 марта, как сейчас, то речь идет о прямой потере
около 3,5 миллиардов крон. Рестораны снижают расходы по эксплуатации и покупке сырья. Весьма вероятно, что закрытие будет длиться дольше, и потери значительно возрастут. Если оно продлится месяц, то это 11,5 миллиардов крон только прямых убытков», – говорит председатель Ассоциации по организации питания работников Линда Нейезхлебова.
Резервы максимум на шесть недель
«С каждым днем остановки ситуация с ресторанами будет ухудшаться. Согласно нашим опросам, операторы независимых пабов и ресторанов, которые не входят в крупные и экономически сильные группы, имеют финансовые резервы максимум на шесть недель. После этого периода они подвергаются риску фатальных последствий, многим из них больше не удастся вновь открыться. Мы очень обеспокоены тем, что сектор общественного питания ждут необратимые изменения и его фактическая ликвидация, включая увольнение нескольких десятков тысяч человек. В течение нескольких ближайших дней, даже не недель», – говорит Нейезхлебова.
Поэтому ассоциация требует от правительства помощи рестораторам в виде налоговых каникул. Основной мерой должно быть списание выплат по социальному и медицинскому страхованию работников, по крайней мере, на период закрытия учреждений, и оказание финансовой помощи до конца этого года.
«Чтобы спасти сектор, мы также рассматриваем временное освобождение услуг в сфере гостеприимства от НДС и, возможно, подоходного налога в 2020 году, хотя большинство пабов вряд ли получат прибыль в этом году», – добавила Нейезхлебова.

Пражская недвижимость в эпоху тотального коллапса цивилизации

Я люблю Прагу и Чехию. Я уверен, что Прага – уникальный город, один из красивейших в мире. Я знаю, что Чехия – прекрасная страна, населенная симпатичными, трудолюбивыми, умными и интересными людьми. Я верю, что у Чехии светлое прекрасное будущее.
Но в нынешней ситуации я попробую отложить в сторону эмоции и проанализировать перспективы экономики Чехии, а конкретно рынка недвижимости и тесно связанного с ним рынка туризма и гостеприимства (частью которого является ресторанный бизнес) в кризисной ситуации, связанной с эпидемией коронавируса и мерами, которые принимает правительство.
Вне зависимости от того, хороши эти меры или плохи, они сильно влияют на рынок. И влияют в данный момент резко негативно.
Это не первый и не последний кризис в истории Чехии, Европы и всего человечества. Поэтому материала для анализа более чем достаточно.
Каковы основные негативные факторы?
1. Закрыты границы (эта и прочие меры правительства – временные, но как долго они продлятся – неизвестно). Следовательно:
– резко уменьшилось количество туристов,
– в страну не могут въехать потенциальные покупатели.
2. Закрыты рестораны, клубы, театры, концертные залы, казино, дискотеки, бары…
Следовательно, их владельцы несут убытки.
3. Население в значительной степени лишено возможности получать доходы. Следовательно, должны обвалиться цены на аренду и продажу жилья, а также коммерческой недвижимости.
Это плохая новость для всех, кто продает или сдает недвижимость сейчас.
Но это хорошая новость для всех покупателей недвижимости в Праге.
Любой кризис рано или поздно заканчивается. Заканчиваются и войны, и эпидемии, и любые другие катаклизмы.
В этих кризисах кто-то теряет, а кто-то зарабатывает, и много.
Кто теряет? Те, кто работал на пределе рентабельности. И те, кому срочно необходимо выйти в кэш.
Кто зарабатывает? Тот, у кого есть кэш, чтобы скупить нужные объекты относительно дешево.
Рассмотрим немного подробнее ресторанный бизнес.
В Праге примерно 15 тысяч разнообразных объектов общепита. На пражском рынке представлены все – мировые сети и франшизы, местные сети и франшизы, крупные и мелкие предприятия с чешским и заграничным капиталом, финансово мощная вьетнамская община, семейные бизнесы с многолетним опытом, стартапы юных энтузиастов-хипстеров…
Все они имеют очень разные концепты. И очень разные финансовые возможности.
Что произойдет, если все заведения общепита закрыть на какое-то (неопределенное) время? Самые слабые, неуспешные, финансово маломощные проекты неизбежно закроются. Не имея выручки, они вынуждены платить аренду, зарплату сотрудникам (чтобы не разбежались, в Чехии колоссальный дефицит рабочих рук), нести другие расходы. Никто не заплатит им компенсацию за упущенную выгоду (это ведь решение правительства в кризисной ситуации!).
Соответственно лучшие помещения из тех, где подобные проекты закрылись, получат те, кто располагает наличностью и может быстро и выгодно для себя провести сделку.
В результате к тому моменту, как кризис закончится (а этом момент неизбежен), ресторанный рынок Праги будет в значительной степени переделен между сильными игроками. Между сетями и франшизами, которые уже представлены на рынке, и теми, кто хочет выйти на рынок, располагает средствами, но не хочет платить высокие отступные и аренды, установившиеся на рынке в последние годы.
Поэтому же принципу пройдет передел рынка отелей, доходных домов и всей прочей коммерческой недвижимости.
Кризис – это болезненная, но полезная, очистительная рыночная процедура. Кризис убирает с рынка полумертвые предприятия и помогает выйти на рынок новым сильным проектам.
Поэтому кризис – лучшее время для покупки недвижимости.
Прага и Чехия – это здоровая экономика и неиссякаемый поток туристов. Поэтому тот, кто инвестирует в Прагу в период кризиса, может уверенно рассчитывать на резкий послекризисный рост цен на недвижимость, а значит и своих доходов.

Андрей Починков

Пивовар Ян Срб: пивоварня не может просто варить пиво, она должна предлагать людям что-то большее.


Пивовар Ян Срб: пивоварня не может просто варить пиво, она должна предлагать людям что-то большее.
Предлагаем вашему вниманию интервью газеты Denik.cz, с одним из клиентов компании Rest4Rent Яном Србом (Jan Srb), владельцем пивоварни Фалкенштейн (Falkenštejn).

«Красную Липу я практически не знал до 2005 года. Когда я ночевал здесь впервые перед открытием пивоварни, я чувствовал себя как в совершенно чужом городе. Я почти никого там не знал. Сегодня это мой второй дом», – говорит Ян Срб, совладелец пивоварни Фалкенштейн.
Вы раньше занимались консалтингом. Это довольно далеко от пива. Каков был ваш путь к пивоварению?

Это было стечение жизненных обстоятельств. Все началось с интереса к крафтовому (ремесленному) пиву и пивоваренным заводам, который пробудил во мне один мой друг. Потом мы вместе закончили реквалификационный курс пивоварения, мой друг начал варить пиво дома, и так постепенно мы вошли в мир пива. Но вначале это было просто хобби и забава. В 2005 году компания, где я работал, занялась проектом для общественной организации «Чешская Швейцария» – концепцией развития туризма в регионе. За этим последовали другие проекты, в итоге получилось многолетнее сотрудничество. Там я познакомился с Йиржи Раком и Радимом Бурконем, с которыми мы позже стали соучредителями пивоваренного завода Falkenštejn. Тогда мне и пришла в голову мысль: жаль, что нигде в этом живописном регионе не варится местное пиво, хотя исторически здесь всегда были пивоваренные заводы. Затем Йиржи Рак сказал, что город продает дом на центральной площади. В этот момент мы всерьез задумались о собственной пивоварне. Принять окончательное решение нам помогло знакомство с сотрудниками одного пивзавода, которые могли нам помочь с технологической стороной проекта. Мы составили бизнес-план, и одним ноябрьским вечером 2010 г. твердо решили купить этот дом. Мы внесли аванс и приняли условие – открыть в этом доме пивоварню с рестораном. Так что потом отступать было уже некуда.

Сложно ли было построить новую пивоварню?
Это было непросто, и в итоге подготовительный этап – от покупки здания до открытия пивоварни – занял у нас почти два с половиной года.

Как вы нашли пивовара-технолога, который сварил первое пиво Falkenštejn?
Нам удалось найти его в Подскалском училище в Праге, которое многие десятилетия было единственной школой, где учили будущих пивоваров («сладков»). В то время мы уже сотрудничали с Олдржихом Козой, который обучает будущих пивоваров в этой школе. У нас было несколько кандидатов, но мы выбрали того, кто был готов переехать из Праги на север Чехии. Это было непросто, потому что сейчас в этой школе учатся в основном пражане или жители Среднечешского края, которые обычно не хотят никуда переезжать.

Какое пиво Вам нравится больше?
Мне нравится множество разных стилей пива. Проще сказать, что я не люблю – пшеничное пиво. Я могу его пить, но это не моя любимая категория. Я предпочитаю пиво типа лагер (чешский «лежак») и пиво верхового брожения – IPA или ALE.

Вам нравится ароматизированное пиво?
Смотря что вы имеете в виду. Радлеры я пивом не считаю. То же относится и к безалкогольным фруктовым напиткам на основе пива. Но обычно это лучше, чем пить сладкий лимонад. Летом в жару я такое пью. Еще мне нравятся стили пива, типичные для Бельгии, где, например, вишня добавляется в пиво на стадии дображивания. Этот стиль фруктового пива я высоко ценю.

В вашей пивоварне варится несколько сортов пива. Рецептуры придумывает ваш пивовар-технолог, или это вы говорите ему, что нужно варить?
Общую стратегию нашего ассортимента определяю я. Когда мы начинали, мы выбрали основные сорта пива, а также решили пробовать разные экспериментальные рецептуры. В основном мы определяли стиль пива, а пивовар-технолог разрабатывал рецепт. Мы варили различные сорта пива, некоторые остались в нашем ассортименте, некоторые выпали. Например, мы пробовали варить медовое пиво, но отказались от него и заменили другими. Наоборот, специальное копченое пиво Zkouřená čarodějnice варится с самого начала и по сей день. За пять-шесть лет наш ассортимент достаточно стабилзировался. Тем не менее мы продолжаем над ним работать непрерывно, но уже не так интенсивно, как это было в начале.
Говорил ли вам когда-нибудь пивовар-технолог: «Это сварить нельзя»?
Такого не случалось. Я изначально знал пивные стили и основы технологии пивоварения, поэтому не мог предложить рецепт, который нельзя сварить.
Вы открыли пивоварню в Чешской Швейцарии, хотя жили в Праге. Вы не думали об открытии минипивоварни в Праге?
Я родом из Усти-над-Лабем, и мои родственники живут в Дечине. В Чешскую Швейцарию мы часто ездили с бабушкой и дедушкой еще в конце 1970-х годов. Поэтому, когда мы начали делать проекты для общественной организации «Чешская Швейцария», это было как будто возвращением в детство. Но выбор места для пивоварни с этим не связан. До 2005 года я практически не знал город Красна Липа. Когда я ночевал здесь перед открытием пивоварни, я все еще чувствовал себя как в совершенно чужом городе. Я почти никого здесь не знал. Сегодня я считаю город Красна Липа своим вторым домом. Изначально я должен был стать только соинвестором и помогать проекту в основном с экономикой и маркетинговой стратегией. Управлять должен был Радим Бурконь, местный житель. Йиржи Рак должен был руководить продажами, потому что он работал в туристическом бизнесе, знал многих владельцев отелей и ресторанов в регионе Чешская Швейцария. Но через полгода после открытия пивоварни все изменилось. Радим решил выйти из проекта, а Йиржи продолжал работать в основном в туризме. Поэтому я столкнулся с проблемой – что делать с пивоварней? Я не планировал уходить с прежней работы, но через некоторое время обнаружил, что не могу сидеть на двух стульях. Поэтому я принял решение покинуть свою компанию, отказаться от гарантированного дохода и бросить все свои силы на пивоварню.

Сегодня люди очень чувствительны к ценам. Трудно ли было в относительно маленьком городе пробиться с пивом, которое стоит заметно дороже, чем обычное качественное пиво от крупных пивоварен, которое разливают в большинстве местных ресторанов?
Думаю, что к росту цен на разливное пиво в Чехии люди постепенно привыкают. В Праге средняя цена за 0,5 л пива сегодня составляет около 45 крон, за пиво от малых пивоварен, а за специальные сорта вы должны заплатить еще больше. Разумеется. Прага – это Прага, а регионы – это другое. Но многие люди уже понимают, что они не могут пойти в ресторан, где будет приятно и чисто, где будет хорошее обслуживание, и получить там пиво за двадцать крон и гуляш за сотню. Ресторан просто не может делать это в нынешних условиях за такие гроши. Я уверен, что многие рестораторы за пределами Праги и других крупных городов все еще следят в основном за ценовой политикой и по-прежнему пытаются держать цены на несколько крон ниже, чем у конкурентов. Мы изначально не хотели идти по этому пути. Мы хотели, чтобы к нам постепенно возвращались инвестированные нами средства, чтобы у нас были ресурсы для дальнейшего развития и чтобы мы могли платить сотрудникам достойные зарплаты. Если вы умеете хорошо считать, вы сможете вычислить оптимальную маржу для цен продажи, при которой можно достичь указанных целей.

Помимо производства пива, пивоварня Falkenštejn действует и как общественный институт. Вы проводите лекции, музыкальный фестиваль. Без этого пивоварня, вероятно, не может сегодня обойтись, не так ли?
Уже когда мы открывали пивоварню, мы думали, как привлечь к нам людей. Хорошее пиво в этом поможет, но нужно и что-то еще. Сделайте пивоварню местом, где происходит что-то интересное. Вот почему мы начали проводить лекции о путешествиях в дальние страны, а потом и разные другие мероприятия. За шесть лет мы провели около 50 лекций о путешествиях, у нас выступили почти все известные чешские путешественники. Этой зимой пройдут еще три лекции, и этот цикл будет завершен. Не навсегда. Если найдется новый интересный лектор-путешественник, мы будем рады организовать его выступление. Сейчас у нас есть планы например, организовать в Красной Липе филиал очень популярного Фестиваля альпинистского кино в Праге – Sherpafest. Мои друзья, которые организуют этот фестиваль, считают, что Чешская Швейцария – горный регион, где развито скалолазание, и его жителям такой фестиваль будет интересен. Мы определенно хотим сохранить нашу роль культурного и общественного института, а не просто варить и продавать пиво.

Помог ли вам этот подход стать своим среди местных жителей?
Я уверен, что помог. Мы хотели вписаться в местное сообщество, чтобы местные жители считали нашу пивоварню своей. Когда ресторан – просто «туристический аттракцион», в нем всегда не хватает нужной атмосферы, он не аутентичен. Кроме того, нам нужно работать круглый год, поэтому мы не можем ориентироваться только на туристов. В общем, я надеюсь, что нам удалось создать место, где жители Красной Липы любят встречаться и проводить время.

От проекта Rest4Rent добавим, что в 2021 году пивоварня Фалкенштейн запустит новые мощности, чтобы увеличить общий объём производства пива в 2 раза.